Пожалуйста, включите JavaScript! Как это сделать!
 Новости:  Расписание на август 2017 (5777г.)...  Файлы:  гл. Балак - 08.07.2017... 
Помощь детям

    Желающие оказать 
    благотворительную  помощь детям из
    детских домов  и
    интернатов могут связаться  с нами по телефону:
    +38(048)711-14-95

Наша библиотека

    У нас  Вы найдете сотни книг еврейских авторов по разнообразной тематике

    - история, философия, художественная литература, семья и дети, молитва и свидетельства...

    Скачать каталог книг одним файлом.

Группы помощи

    Группы помощи алко-
    и наркозависимым, созависимым родственникам

    Справки по телефонам:
    Люба: +38(093)1165203, 7026756
    Олег: +38(098)4865894

    Помощь оказываем бесплатно!

Пожертвования
Loading

Свидетельства. Раввины рассказывают о Мессии.

18/03/2016



Раввин Макс Вертхаймер 
Раввин Филипп Филипс 
Раввин Хаим Гурланд 
Раввин Ашер Леви 
Раввин Леопольд Кон 
Раввин Берг 
Раввин Чарльз Фрешман 
Раввин Хил Слостовски 
Раввин Исаак Лихтенштейн 
Раввин Генри Брегман 
Раввин Георг Бенедикт 
Раввин Ефраим Бен Иосиф Елиаким 
Раввин д-р Тирштигель 
Раввин Сам Штерн 
Раввин Израель Цолли (главный раввин Рима) 
Раввин Даниэль Цион (главный раввин Болгарии) 
О словах пророка Исайи

Раввин Макс Вертхаймер

Мои родители были ортодоксальными евреями. Одно из первых моих воспоминаний – поднимающиеся рано утром родители и долгое время молящиеся. Даже в холодные зимние дни они благочестиво исполняли этот ритуал прежде чем разжечь печи. Они были религиозными и богобоязненными людьми. 
 
С пяти до пятнадцати лет я учился в еврейской школе в атмосфере ортодоксального иудаизма. Главным предметом изучения были пять книг Моисея. Далее я учился в классической гимназии, а затем пошёл работать на должность служащего в конторе. В то время мои друзья тянули меня к греховным радостям мира и, хотя я посещал синагогу и читал иудейские молитвы на шабат, я отошел от веры моих отцов. 
 
Решение родителей отправить меня в Америку для продолжения классического образования привело меня в Хибру Юнион Колледж (Колледж еврейского союза) в Цинцинатти, Огайо. Я окончил его через семь лет, получив степень бакалавра по еврейской литературе, а спустя четыре года получил степень доктора. Мы изучали Ветхий Завет ( תנ״ך ), переводили его с иврита, проходили историю еврейского народа с древних времен до наших дней и учили устные предания. 
 
После окончания курса раввинов нас торжественно посвятили в духовный сан и определили на должности. Моё первое назначение было в Дейтон, Огайо, где я пробыл раввином десять лет и завел много друзей, любовь которых я чрезвычайно ценю. 
 
По пятницам я выступал по социальным и экономическим вопросам, говорил о монотеизме, этической культуре, системе моральных ценностей евреев и т.д. По утрам в субботу я проповедовал из отрывков Пятикнижия и по соответствующим отрывкам из пророков. А по воскресеньям я вел занятия в воскресной школе с восьми утра до пяти вечера с часовым перерывом на обед. 
 
В 1895 году в христианской церкви в Дэйтоне проводились встречи с пасторами различных вероисповеданий, которые рассказывали о своей религии. Гордо стоял я пред слушателями, исповедующими христианство и говорил, что, будучи евреем, я не верю в Христа как Мессию и Спасителя. Я восхищался реформистским иудаизмом, не признающим необходимости искупляющей жертвы за грех, – религиозной этики, которая успокаивала угрызения совести посредством самодовольной праведности. Среди присутствующих сидела пожилая скромная женщина, благочестивая христианка, она была глубоко взволнована услышанным. «О Боже, – взмолилась она, – дай доктору Вертхаймеру осознать свою острую необходимость в Спасителе, Которого он так хвастливо отвергает. Если нужно, доведи его до самой глубины, чтобы он смог познать необходимость в нашем Господе Иисусе Христе». 
 
Какие неведомые силы были приведены в действие в результате крика души этой незнакомой женщины! Я был вполне доволен жизнью тогда: имел молодую привлекательную и образованную жену, был раввином в синагоге Бэнай Ешорум, имел прекрасный дом, приличный доход, занимал видное место в обществе, стал почётным членом в министерской ассоциации, был членом «современного клуба», служил капланом в массонской ложе, успешно выступал в женских клубах, школах, гражданских организациях и т.д. Если бы вы посетили мою библиотеку в то время, то обнаружили бы обширный материал для чтения. У меня были все книги Боба Ингерсолла, которые я прочел, а впоследствии переписывался с автором. Меня часто приглашали выступать в различные церкви города. Я был доволен жизнью! Мы с женой наслаждались музыкой, содержали большой дом с двумя слугами и имели чудесного сынишку и дочь Розу. 
 
И вдруг все изменилось... Моя жена серьезно заболела и, несмотря на усилия врачей и многих специалистов, умерла, оставив меня безутешным вдовцом с двумя маленькими детьми. После похорон я отдал Розу на попечение моей тещи, дал объявление о поисках домохозяйки для меня и для мальчика и оказался самым несчастным человеком. Я не мог спать, бродил по улицам, стараясь забыть и избавиться от пустоты в сердце и жизни. Мечты об успешной карьере и безмятежной семейной жизни исчезли. Где найти покой и утешение? Небеса! Тогда я воззвал к Богу моих отцов. Как же я, раввин, мог произносить слова утешения другим, когда моя собственная печаль бросала меня в отчаяние. Я изучал спиритизм, но нашел его полнейшим заблуждением. Я посещал собрания, читал литературу теософии и «христианской науки» только для того, чтобы убедиться в том, что она пуста и бесполезна. Мои переживания можно было сравнить с переживанием Иова, когда он воскликнул: «Дни мои бегут скорее челнока, и кончаются без надежды» (Иов 7:6). 
 
Завершался десятый год моей работы раввином. Я решил не дожидаться переизбрания и уволился. Мне хотелось поразмыслить кое над чем. Я хотел узнать, где дух и душа той, кто была таким одаренным пианистом, давала очарование в жизни, кто сделала существование таким сладостным? Что стало со всеми этими способностями, намерениями и назначениями этого активного и тонкого ума? Я обратился за помощью к своей Библии. 
 
Я изучал иудаизм, но он не ответил на мои вопросы, не утолил моего страстного желания сердца. Затем я начал читать Новый Завет, сравнивая его с Ветхим Заветом. Было прочитано много отрывков, которые приходилось взвешивать, и над которыми я много размышлял. Но особое впечатление на меня произвела 53 глава Исаии, 11 стих, последний пункт: «...чрез познание Его Он, Праведник, Раб Мой, оправдает многих, и грехи их на Себе понесет». Подобное обращение: «Праведник, Раб Мой» – было единственным в Библии. Больше оно нигде в Библии не встречалось. Мы имеем «Давид, Раб Мой», «Исаия, Раб Мой», «Даниил, Раб Мой», а здесь «Праведник, Раб Мой». Тогда я спросил себя: «Кто этот Праведник, Раб Мой? К кому относится пророчество?». Я доказывал: «Кто бы ни был этот праведный раб Иеговы, в одном я уверен: он не Израиль, потому что пророчество считает Израиль греховной нацией, народом, обремененным беззаконием, прокаженным. Праведным рабом Иеговы должен быть тот, кто свят. Если это не Израиль, то кто же?» Я решил, что, может быть, это Исаия. Но в 6 главе Исаии я обнаружил, что пророчество не может касаться его, т.к. Он сам признается в том, что он грешен и с нечистыми устами. 
 
«Праведник, Раб Мой». Кто бы это мог быть? Затем я вновь начал изучать контекст 53 главы. У Исаии в 50 главе, 6 стихе обнаружил: «Я предал хребет мой биющим». Размышлял я таким образом: Кто отдал хребет свой биющим? В начале главы говорится: «Так говорит Господь (Иегова)». Иегова единственный, Кто говорит в главе. Иегова предал Свой хребет биющим?  
 
Был ли хребет у Господа? Когда и почему Его били? Кто бил? Дальше я прочел: «...предал хребет Мой биющим и ланиты Мои поражающим». А потом еще: «...лица Моего не закрывал от поруганий и оплевания». Что это всё означало? С кем так плохо обращались? Когда? Почему? Наделен был Иегова всеми этими человеческими качествами? Я всё больше и больше изучал различные пророческие высказывания. В Псалме 110:1 написано: «Сказал Господь Господу моему: седи одесную Меня, доколе положу врагов Твоих в подножие ног Твоих». Здесь сам Давид, говоря о своем семени, называет Его «Господом»? Как Он вознесся туда? Почему Бог специально не называл Его по имени? Почему Он не говорил просто с израильтянином, чтобы каждый еврей смог Его понять? 
 
В замешательстве я решил начать с первой главы Исаии и прочел все от корки до корки. Но остановился на 9 главе: «Ибо младенец родился нам; Сын дан нам; владычество на раменах Его, и нарекут имя Ему: Чудный, Советник, Бог крепкий, Отец вечности, Князь мира». Это было самым непостижимым! 
 
Я предстал перед учением Троицы. У нас, евреев, есть популярное монотеистическое утверждение: «Шема Исроел, Адонай, Елохену, Адонай Еход» ( שמע ישראל, ה׳ אלהינו ה׳ אחד ). Слово «Еход» означает «один». Именно на этом слове зиждется и основывается доктрина единства Иеговы, философия иудаизма.  
 
Столетиями учили, что слово «Еход» означает абсолютное единство. Теперь я не мог этому поверить; мое учение было неверным! Я начал изучать слово «Еход» и обнаружил, что оно означало не абсолютное единство, а составноеединство. Позвольте мне проиллюстрировать: Адам и Ева стали единой плотью; на иврите слово единая плоть – «босор еход» (בשר אחד) – составное единство. Моисей отправил 12 разведчиков в Ханаан, и они вернулись, неся виноградную ветвь (Числа 13). Это ветвь винограда называется на иврите Ешкол-Еход (אשכול אחד). С сотней виноградин на ветке она не может составлять абсолютное единство, но названа «одна гроздь», «ветвь». Злобность Вениаминитян проявилась при Гиахе, они презрели Иегову, Его имя и Его сущность (Судей 20). Другие племена были возмущены и «весь народ поднялся, как один». Вот на что я хочу обратить ваше внимание: в то время народ Израиля, кроме Вениаминитян составлял 400.000 воинов, и они были «связаны друг с другом воедино», (на иврите: Иш Еход) ( איש אחד ). Здесь снова составное единство: тысячи действовали как один! Эти и другие отрывки из Священного Писания убедительно показали, что «Еход» не может быть абсолютным единством. 
 
Господь явил Себя Аврааму как Всемогущий Бог (Эль Шадай – אל שדי ). Первая буква этого слова Шин; три штриха объединены в одну. Эта буква есть на раках (филактреиях – תפילין ) и на косяках дверей ( מזוזות ) . Евреи всегда использовали эту букву как символ Божества, т.к. она (буква) имеет три звука (по одному на каждый лик в Троице), объединенных воедино, чтобы показать единство. Но меня беспокоил другой вопрос: если Тот, Кто был распят на кресте, действительно стал воплощением Иеговы, тогда Кто же был на Небесах? Я обратился к 18 главе Бытия. Пред Авраамом явились три мужа: два ангела и третий, к которому он обращался 14 раз как к Иегове (יהוה). Затем двое ушли, а третий сказал Аврааму: «...утаю ли Я от Авраама, что хочу делать!» Бог сказал, что Он собирается посмотреть, велик ли грех Содомский и Гоморрский, и что Он разрушит эти города, если это подтвердится. Авраам вступился за них, и пошел Господь, а Авраам возвратился домой. Здесь есть один пункт: мы находим Иегову проверяющим состояние нравственности и морали Содома и Гоморры и отказывающим пощадить их, потому что вряд ли там можно было отыскать даже десять праведников. Но в 19 главе мы имеем такое утверждение: «И пролил Иегова на Содом и Гоморру дождем серу и огонь от Иеговы с неба». Как и почему могли оказаться два Иеговы: один, ходящий по улицам Содома, и другой, сидящий на Небесах? Это должен быть Один, вездесущий Иегова! Тогда, если бы это было так, Он мог одновременно быть и на Небесах и Иисусом на кресте. 
 
Затем следовала другая проблема: «Почему имя Иисуса никогда не упоминалось в Священных Писаниях на иврите?» Я изучал этот вопрос. Представьте мое изумление, когда я обнаружил, что за 275 лет до рождения Христа король Птолемей Филадельфус созвал мужей из Эрец Исраэль и приказал им перевести древнееврейские Писания на греческий язык. Сначала они взяли Пятикнижие и когда они дошли до имени «Иешуа» ( יהושע ), то перевели его как «Иисус», написанный с циркумфлексией над ним, чтобы показать влияние древнееврейского языка, которое нельзя выразить на греческом. Когда Иисус Навин отправился в Ханаан вместе с другими одиннадцатью разведчиками, его называли «Иегошуа» (Иегова – это Спаситель). Вот что обозначает слово «Иисус». 
 
Больше оставаться в своем неверии я не мог: я был убежден в истинности Господа Иисуса Христа. И вскричал: «Господи, я верю, что Ты, как Иисус Христос, получил расплату за меня. Я верю, что Иисус умер за меня! Я верю, что Ты позаботился обо мне! Я верю, что у Тебя и способности и сила! С этого момента я публично признаю Иешуа своим Спасителем и Господом!» Таким образом, спустя месяцы исканий, я убедился, что Иисус был праведным рабом Иеговы (Иегова цидкену/ יהוה צדקינו) «Господь – наша праведность». 
 
30 марта 1904 года я признал публично мою веру в Мессию перед собранием верующих христиан. Я собирался проповедовать Библию, и Господь всегда был со мной. Если бы я записал все проявления Его доброты и милости, это заполнило бы книгу: публикация моих книг, удовлетворение всех наших потребностей, нужд. Он неустанно заботился и поддерживал нас. В Иешуа я нашел единственное успокоение печали. 
 
Будучи раввином, я стремился давать лишенным надежды опору. Но как я мог давать то, чего не имел сам? Я давал сострадание и сочувствие, но во время глубокой скорби и трагедии сострадание – слабое утешение. Но какими убедительными и чудесными являются слова Господа нашего Иисуса для убитых горем: «Я еемь воскресение и жизнь; верующий в Меня, если и умрет, оживет; и всякий живущий и верующий в Меня не умрет вовек» (Иоанн 1 1:25, 26). И снова: «Истинно, истинно говорю вам: слушающий слово Мое и верующий в пославшего Меня имеет жизнь вечную и на суд не приходит, но перешел от смерти в жизнь» (Иоанн 5:24). 
 
Существует только одна вечная жизнь, только один источник вечной жизни – это Сын Божий. Какую великую и чудесную миссию мы, спасенные Им, должны выполнить сегодня! Какое великое и чудесное послание нам, спасенным Им, доверили передать сегодня! 
 

Раввин Филипп Филипс

Филиппу Филипсу посчастливилось, подобно многим евреям, произойти из набожной семьи и в раннем возрасте познакомитья с литературой своей нации. Позднее он стал раввином в нью-йоркской синагоге. Однажды в пятницу вечером он вошел в синагогу в тот момент, когда кантор (регент) пел следующее: «Жених, встречай невесту. Выйдем вперёд встретить Шабат. Поднимись из пыли и одень свои прекрасные одежды. Народ мой, через Йессе из Вифлеема придёт спасение к моей душе». 
 
И Филипс страстно желал спасения; сердце его было полно страха от мысли, что он не спасётся. Он нашёл прибежище в книгах и читал все еврейские писания: Мишна и Гемара, Мидраш Рабба и Таргум, Арамейский перевод Библии и многое другое. И все же ничто не могло утолить жажду его сердца: негде получить информации по этому вопросу. На кого он мог положиться? Он не мог подумать ни о ком в его конгрегации, кто бы помог ему. Была опасность того, что его могут заподозрить в желании оставить еврейскую религию (иудаизм). 
 
Случилось так, что именно в это время страха и сомнений мессианский раввин Якоб Фрещман работал в Нью-Йорке. Назначение его было привести многие еврейские души к Спасителю посредством серьезного служения. Этот человек притягивал Филиппа Филипса. Но он не рисковал идти к нему днем, т.к. знал, что для него, раввина, посетить такого человека открыто будет очень опасно. Поэтому решил пойти туда как-нибудь поздно ночью. По пути встретил хорошо известного евангелиста Д. JI. Муди, с которым давно дружил. Они поприветствовали друг друга, и тот с удивлением спросил: 
 
«Что вынудило тебя выйти так поздно, раввин?» Филипс ответил, что идёт к Фрещману. «Сейчас он в поездке, – сказал Муди, – и будет отсутствовать пару недель». Затем, пока Филипс рассказывал, Муди продолжил: «Равви, почему бы тебе не остаться дома и не наслаждаться плодами твоего стола? Друг, ты неугомонен, смею заметить. Моя душа подсказывает мне, что ты, как Никодим» (Иоанн 3). Он тотчас заметил, что попал в точку, и порадовался: «Прославляй Господа!» Муди также рассказал, что вместе с доктором Розвалли, известным врачом, молился за его обращение. Он предложил Филипсу почитать Новый Завет, но тот отказался, т.к. боялся преследования, если евреи услышат об этом. Однако от Муди было нелегко избавиться, и он предложил раввину Новый Завет, который был у него с собой, рекомендуя прочитать первую главу Евангелия от Матфея. Филлипс, отказываясь, сказал Муди, что он не может поверить в Иисуса. Но в конце концов взял книгу. 
 
И какое открытие он сделал! Он думал, что встретит там фонтаны гордыни, самодовольства, вражды и насилия; и вместо этого нашел любовь, смирение и миролюбие. Вместо камней он нашел жемчуг; где боялся шипов, там розы благоухали; где он думал прочесть о бремени жизни, там прочел о блаженстве, воскресении и небесных сокровищах. Теперь он смог понять повествования Ветхого Завета в чудесном свете Нового Завета: как Господь привел его отцов в пустыню, являясь в облачном столбе днем, и ночью – в огненном столбе, поэтому в Иисусе Христе он увидел Проводника, который должен привести нас, людей, по пути спасения. Он понял, что и половины не было рассказано ему, и он принял Иисуса, как Спасителя и Господа, в Котором он видел Избавителя Израиля и всего человечества. 
 
Он смирился и пришёл к Иисусу, как бедный грешник, который не заслужил ничего, а мог лишь попросить милости. Он слепо доверял обещаниям Бога, и, наконец, смог понять слова Исайи в 53 главе, 4-5 стихах. «Но Он взял на Себя наши немощи, и понес наши болезни; а мы думали, что Он был поражаем, наказуем и уничижен Богом. Но Он изъязвлен был за грехи наши и мучим за беззакония наши; наказание мира нашего было на Нем, и ранами Его мы исцелились». 
 
Вскоре начались преследования. Его друзья не поняли его, а признание веры в Мессию приписывали его духовной слепоте; его спрашивали, сколько ему уплатили, чтобы он стал христианином, причиняли ему немало боли. Но он знал, что ничего другого ему не следовало ожидать от них. Самый жестокий удар он получил от матери, которая написала ему следующее: 
 
«Филипп! Ты больше не мой сын. Мы похоронили тебя заживо. Ты оставил религию отцов и синагогу ради обманщика Иисуса, и поэтому на тебя падут проклятья». Это письмо глубоко ранило сына, хотя он знал, что еврей должен порвать со всем, когда решает следовать за Иисусом. 
 
Чем больше люди ненавидели и презирали его, тем горячее он любил их и молился за них. Через три недели он смог послать матери добрый и полный любви ответ на её письмо и страстно ждал того дня, когда сможет передать послание своим ближним. Его единственным желанием было стать священником и проповедовать Евангелие Иисуса Христа, желание, которое было осуществлено с помощью Господа. Много лет он честно служил своему Господу. 
 

Раввин Хаим Гурланд

«Я жил в двух разных мирах, сначала как ортодоксальный еврей, затем как верующий в Иешуа, сначала – в ограниченном мире сомнений и предрассудков, затем, по милости Бога, я пришел из темноты к свету, от смерти — к жизни. С тех пор я был удостоин чести быть посланником Благой Вести свободной и радостной милости Господа в Иисусе Мессии, провозглашающей примирение в распятом Иисусе, как для евреев, так и неевреев, потому что я должник и тех и других». 
 
Эти слова были написаны Чеймом Гурландом, сыном ревностного раввина в Вильне, Литве. Нетерпеливо ожидал он первого обучения. Чейму не было и пяти, когда отец научил его произносить слово «Бог». Вскоре он смог читать Священные Писания и любил повествования об Илии до такой степени, что однажды убежал из дома, «потому что хотел вознестись на небо, как Илия»! Прошло несколько дней, прежде чем полуистощенный мальчик был найден.  
 
В молодости с Чеймом произошел неприятный случай. В библейском повествовании он увидел картину распятого Христа, которую он хотел запечатлеть в своей памяти; поэтому он проскользнул на чердак и перерисовал её. Это заняло много часов, и родители отправились на поиски мальчика. В сумерках его отец, потрясенный и опечаленный, внезапно предстал перед ним. В его глазах Чейм совершил ужасное преступление. Он строго выговорил своему сыну и задал ему хорошую взбучку. 
 
Судьбой было уготовано, чтобы Чейм стал раввином. Через три года обучения в семинарии он был посвящен. В этот день, когда он стал раввином, он написал: «Это был самый ужасный, самый несчастный день во всей моей жизни». У него были большие сомнения относительно божественного происхождения Талмуда, но, покоряясь своим родителям, он избрал этот путь, хорошо зная, что он не сможет удовлетворить его. Совесть очень сильно мучила его, тем не менее, он получил назначение в Вилькомир и стал раввином. 
 
Однако долго выдержать он не смог. В синагоге он публично проповедовал против Талмуда, вызывая слушателей на дискуссию, но никто не принял его вызова. Старший раввин потребовал отставки, но Гурланд отказался. Он оставался на службе ещё два года, но потом всё же вынужден был уйти в отставку. 
 
Что же дальше? Что теперь? Несколько лет он провел скудно, работая частным учителем. Потом один еврейский разносчик как-то принёс ему Новый Завет на иврите. И теперь бывший раввин впервые читал Нагорную проповедь, Послания Павла и другие главы. Чтение привело его к новым сомнениям, и глубокая печаль овладела им.  
 
Вскоре он прослышал и познакомился с пастором Фалтиным, который поддерживал отношения со многими евреями в Кишиневе. Пастор Фалтин зашел в гости к раввину, который тепло приветствовал его. Мистер Фалтин заметил: «Я неплохо рисую и был бы рад преподать вам уроки рисования и уроки немецкого языка, а вы, в свою очередь, будете читать со мною раз в неделю Библию на иврите. Мне бы хотелось усовершенствовать мои знания иврита». Раввин согласился. 
 
В ходе чтения они подошли к 53 главе книги пророка Исаии, к одной из самых замечательных частей Библии. В обычаях евреев было пропускать эту главу в еженедельных чтениях в синагоге ( הפתר ות ). Евреи знали, что христиане рассказывают, что она описывает очень ясно значение страданий Мессии, Его смерть и воскрешение. Поэтому равви Гурланд попросил пастора Фалтина не читать 53 главы. Пастор сказал: «Я буду молиться, чтобы Господь смог дать Вам мужества захотеть узнать правду о спасении Бога». С тех пор равви не мог не думать об этой замечательной главе, чувствовал, что малодушно было бояться узнать, что Господь раскрыл в этой главе. 
 
Когда пастор Фалтин снова пришел на следующей неделе, равви Гурланд выразил свою готовность и желание прочесть 53 главу вместе. Пастор Фалтин сказал: «Позвольте мне прежде прочесть Вам историю страданий Христа, как это описано в Новом Завете». После того, как это было сделано, они открыли и прочитали 53 главу Исаии, которая была написана более 700 лет до рождения Христа. Равви Гурланд согласился, что эта глава – совершенная картина того, за что Христос страдал и что получил за нас на Голгофе. Пастор Фалтин не торопился, но в конце концов Гурланд захотел признать Господа Иисуса Христа в крещении, и после пространственных указаний относительно веры, 33-летний Гурланд и его жена крестились. 
 
Волнение и возмущение среди еврейского населения было очень сильным, когда они услышали, что Гурланд собирается креститься, и таким образом признать публично свою веру в Христа. Многие евреи были так взбешены намерением раввина Гурланда, что написали ему, что крещение его станет позором и несчастьем для них. Они сказали, что несколько евреев поклялись, что если он все же захочет пройти через это, они убьют его. Пастор Фалтин спросил равви, не лучше ли для него не делать из крещения публичного события, а выполнить волю Мессии тихо и втайне. Раввин ответил: «Нет, Иисус Христос живой и могущественный Спаситель. Он сможет защитить меня: если Он не сможет, то я желаю страдать и умереть за Него». 
 
Когда пришел день крещения, еврейская община была сильно взволнована. Место крещения было переполнено христианами и евреями. Служба продолжалась спокойно. Священник читал проповедь о Христе, который пришел спасти заблудших. Перед крещением Гурланд выступил с небольшой речью, в которой он сообщил, что при чтении 53 главы Исаии он получил небесный свет, и что он верит, что Иисус Христос и есть обещанный Мессия и Спаситель. Во время акта крещения и службы все было спокойно и тихо. Однажды Иисус успокоил бушующее море; теперь Он утихомирил бушующие сердца. После службы пожилая леди по-матерински сказала новому мессианскому еврею: «В течение 18 лет я молила Господа и молилась Ему, чтобы спасти Вашу душу». 
 
Теперь началась новая учеба. После изучения теологии в Берлине Хаим Гурланд стал работать со своим другом и духовным отцом пастором Фалтином в Кишиневе. В первый день своей деятельности там он выступил с проповедью, где использовал 16 стих 1 главы Послания к Римлянам: «Ибо я не стыжусь благовествования Христова, потому что оно есть сила Божия ко спасению всякому верующему, во-первых Иудею, потом и Еллину». 
 
В этом качестве он проводил занятия для еврейского народа, вел большую переписку, и Дух Святой давал ему возможность привести многих к Господу. Он выступал в церквах, рассказывая о своей работе, также и в Синоде для того, чтобы пробудить интерес к Израилю в сердцах братских священников. 
 
Много разочарований было в работе, много испытаний и сражений, но Гурланд смог посеять любовь к евреям (иудеям) и к работе с ними в сердцах многих христиан, и указать многим евреям путь к спасению. 
 
Перегрузка ослабила его здоровье, и он часто чувствовал себя очень слабым. Когда его спрашивали, каким образом он может постоянно быть таким активным, несмотря на слабое физическое состояние, Гурланд отвечал: «Я сам себе читаю наставления», «болезнь – серьезная проверка, особенно, постоянная болезнь; я знаю это из опыта – это темная долина. Часто Господь дает немного света, достаточного лишь для одного шага, но правоверному гарантирован славный исход, т.к. Господь ведет его из тьмы к свету». 
 
Бывший раввин жил в двух мирах. Время от времени он зажигал пламя любви в сердцах христиан к древнему народу Господа для служения у него. Время от времени он призывал своих еврейских братьев к Мессии, Который умер за всех, евреев и неевреев. 
 
Почти в 74 года отправился Гурланд в свой вечный дом за наградой! Его зять на похоронах Гурланда сказал о нем: «Возрадовался я, когда сказали мне: «Пойдем в дом Господень». Вот, стоят ноги наши во вратах твоих, Иерусалим – Иерусалим, устроенный как город, слитый в одно» (Псалом 121: 1-3). 
 

Раввин Ашер Леви

В течение 35 лет я был раввином. Родился в Югославии, воспитывался в очень ортодоксальной еврейской семье. Меня научили произносить формальные молитвы, носить филактерии (תפילין), как это предписывалось для каждого набожного еврея (Второзаконие 6:8, 11:18). 
 
В возрасте 15 лет я отправился в теологическую школу для раввинов, где изучал Ветхий Завет и комментарии к Талмуду, и спустя 6 лет меня посвятили в раввины и направили в Румынию. Позднее я служил в Бельгии, Англии и Калифорнии. 
 
Внешне я был счастлив и преуспевал в своей службе, но в сердце я был неудовлетворен и обеспокоен, потому что много страдал от пустоты жизни в целом. Шесть лет назад я встретил одного еврея, с которым обсудил этот вопрос. Я не знал, что он верил в Христа. Его совет был: «Прочти Исаию, 53 главу». 
 
Тогда я прочел эту хорошо известную главу, касающуюся Иисуса из Назарета, в которой говорится, что «Он изъязвлен был за грехи наши и мучим за беззакония наши». Я почувствовал необходимость изучить дальше древнееврейские Священные Писания и нашел такие слова, написанные тем же самым пророком: 
 
«Ибо младенец родился нам; Сын дан нам; владычество на раменах Его, и нарекут имя Ему: Чудный, Советник, Бог крепкий, Отец вечности, Князь мира. Умножению владычества Его и мира нет предела на престоле Давида и в царстве его, чтобы Ему утвердить его и укрепить его судом и правдою отныне и до века. Ревность Господа Саваофа соделает это» (Исаия 9:6-7). Я также прочел: 
 
«Тогда сказал Исаия: слушайте же, дом Давидов! разве мало для вас затруднять людей, что вы хотите затруднять и Бога моего? Итак Сам Господь даст вам знамение: «се, Дева во чреве приимет, и родит Сына, и нарекут имя Ему: Еммануил» (Исаия 7:13, 14).  
 
«Еммануил» означает «Господь с нами» (עמנראל). Это убедило меня в том, что Иисус был и есть Мессия, в Котором сбылись все пророчества. Между тем, я нашел четкий портрет Мессии в маленькой книжке, по счастливой случайности попавшей в мои руки. Это было моим первым знакомством с Новым Заветом. Я начал читать её, подобно любой другой книге, с самого начала: «Родословие Иисуса Христа, Сына Давидова, Сына Авраамова», — и обнаружил, к своему удивлению, что я читаю еврейскую книгу о еврее. Но, читая внимательно, я пришел к выводу, что Иисус Христос был евреем рода Авраама и Давида; что Он был рожден еврейской девой в еврейском городе Вифлееме; еврейского племени иудеев. 
 
Т.к. Он знал Закон и пророков, я следовал за Ним в Его странствиях по Священной Земле (Земле Обетованной), слушал Его чудесные высказывания и учения, наблюдал и восхищался Его состраданием и исцелениями. Это стало моей духовной пищей. Его обещание о прощении грехов и вечной жизни для тех, кто верит в Него, привлекло меня настолько, что и до сих пор я верю Ему, как моему Мессии и собственному Спасителю. 
 
Я хочу утвердиться в факте, что сердце мое не осуждает меня за новую веру, потому что я еврей и всегда буду евреем. Я не отрекался от нашего наследства (от Авраама, Исаака и Иакова). Подобно Павлу, после принятия Христа как своего Спасителя, я могу сказать: «Они Евреи? и я. Израильтяне? и я. Семя Авраамово? и я» (2 Кор. 11:22). Таким образом, я с гордостью повторяю слова из Римлян 1:16: «Ибо я не стыжусь благовествования Христова, потому что оно есть сила Божия ко спасению всякому верующему, во-первых Иудею, потом и Еллину». 
 
Блестящий пример великого Апостола оказал на меня огромное влияние и придал мне храбрости принять Господа Иисуса как своего личного Спасителя. Сначала Павел был рьяным преследователем Христа, потом – самым верным последователем. Он был учеником великого доктора Закона, Рабана Гамалиила, у ног которого он восседал. Полагают, что Рабан Гамалиил стал последователем Христа до Павла. Библия рассказывает нам, что кто-то хотел убить Петра и других Апостолов, потому что они проповедовали Христа так смело. «Встав же в синедрионе, некто фарисей, именем Гамалиил, законоучитель, уважаемый всем народом, приказал вывести Апостолов на короткое время, а им сказал: «мужи Израильские! подумайте сами с собою о людях сих, что вам с ними делать... И ныне, говорю вам, отстаньте от людей сих и оставьте их: ибо, если это предприятие и это дело – от человеков, то оно разрушится, а если от Бога, то вы не можете разрушить его; берегитесь, чтобы вам не оказаться и богопротивниками» (Деяния 5:34, 35, 38, 39). 
 
Прошло 2 тысячи лет с тех пор, как Иисус, смиренный галилеянин, пересекал долины и холмы Эрец Исраэль, и Он все еще Властелин, Хозяин мира. Его Евангелие все еще проповедуется, и имя Христа как Спасителя (Мессии) Израиля все еще провозглашается. И послание Его все еще повторяется повсюду: «Ибо так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего единородного, дабы всякий, верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную» (Иоанн 3:16). 
 

Раввин Леопольд Кон

Жизнь для Леопольда Кона началась в маленьком городке Бережна в восточной части Венгрии. Большое несчастье обрушилось на мальчика, когда ему было семь лет: он потерял обоих родителей в один год и должен был обходиться своими собственными силами. В последующие годы он часто вспоминал, как те дни ужасного одиночества и борьбы за существование научили его поверить в Бога всем сердцем. 
 
Кажется, было вполне естественным обнаружить юного Кона после бар-мицвы ( בר־מצוה ) в возрасте 13 лет уже определившимся в решении поступить на курсы обучения и, в конечном счете, стать раввином и лидером своего народа. То, что он составил о себе хорошее мнение, как о студенте, мы заключаем из того факта, что в 18 лет он закончил талмудическую академию с рекордно высокой стипендией и похвалой, заслуживающей работы учителя Закона. 
 
Следуя за завершением формальных занятий и последующего приема в «смиха» ( סמיכה ) или ординации, раввин Кон заключил очень счастливый брак и, в соответствии с обычаем, был водворен в родительский дом жены, чтобы там посвятить себя дальнейшему изучению Священных Писаний. Сквозь годы почти аскетического религиозного изучения и набожности жгучие проблемы его народа, проблемы изгнания и обещанного, но отложенного на многие годы искупления через приход Мессии, глубоко проникли в душу раввина. Теперь он использовал досуг и смог последовать зову своего сердца, он отдавал себя самой серьезной молитве и исследованиям в надежде на отыскание ответа. 
 
Частью его утренних молитв было повторение 12-ой статьи иудейского вероучения, которая гласит: «Я преисполнен совершенной веры в приход Мессии, и хотя Он медлит, я однако, ежедневно жду с нетерпением Его прихода». 
 
Регулярное обращение к этому утверждению веры разожгло пламя желания его сердца к осуществлению обещания Господа о скором возвращении рассеяных Израильтян. Не удовлетворенный обычными молитвами, он начал подниматься в полночь и, сидя на голой земле, скорбить о разрушенном Храме и умолять Господа ускорить приход Вестника. 
 
«Почему Мессия медлит? Когда Он придёт?» Эти вопросы постоянно волновали мысли молодого раввина. Однажды, размышляя над томом Талмуда, он натолкнулся на следующую цитату: «Мир будет существовать 6 тысяч лет. Две тысячи лет беспорядка, две тысячи лет при Законе и две тысячи лет во время Мессии» (Талмуд, Сангедрин). С усиленным интересом он пододвинул свет к отрывку писаний Раши, главному Иудейскому толкователю, но объяснения, которые он обнаружил, казалось, не дали ему должной помощи. «После второй тысячи лет, – было написано, – придет Мессия, и порочные царства будут разрушены». Когда он отодвинулся от увесистных томов, решение проблемы предстало перед ним более трудным, чем раньше. Согласно Талмудическим подсчетам, Мессия должен был прийти давным давно, однако, существовало изгнание, все ещё самый горький факт в иудейской жизни, с которым следует считаться. «Возможно ли, – спрашивал он сам себя, – что время, назначенное Господом для прихода Мессии прошло, и обещание не выполнено?» Страшно ошеломленный, раввин Кон решил начать изучение первоначальных предсказаний пророков, но само размышление над этим фактом наполнило его страхом, так как согласно учению раввинов: «Проклятия падут на кости того, кто подсчитывает время конца». И поэтому с дрожащими руками, ожидая в любой момент удара грома с небес, но с непреодолимым желанием, он раскрыл книгу пророка Даниила и начал читать. 
 
Когда он дошел до девятой главы, свет начал меркнуть перед ним. Он наткнулся на источник сокрытой истины, спрятанной толкованиями досточтимых докторов Закона. Из двадцать четвертого стиха главы он установил без труда, что приход Мессии должен был произойти через 400 лет после того, как Даниил получил от Божественного посланника пророчество о 70 седьминах. Ученый, привыкший к запутанным и скрытым, часто полемическим трактатам Талмуда, теперь оказался необычайно увлеченным ясным и успокаивающим душу утверждением Слова Божьего. Прошло немало времени, прежде чем созрели вопросы в его уме о достоверности Талмуда, видя, что в таких важных вещах он отличается от Священных Писаний.  
 
Нелегко и неприятно для раввина Кона, руководителя еврейской общины, ежедневно завоевывая популярность среди своих прихожан, иметь сомнения относительно авторитета Талмуда. Независимо от беспокойства и смятения, которые Талмуд внес в его собственную душу, он чувствовал, что сомнения были еретическими у человека его положения и каким-то мистическим образом оскорбительны для благоденствия Израиля. И, тем не менее, каждый момент трезвого размышления ставил перед ним наедине вопрос: «Буду ли я верить Слову Божьему, или должен закрывать глаза на правду?» В конфликте, который созрел в его сердце, одна молитва чаще срывалась с его губ, чем другие: 
 
«Раскрой мне глаза, Господи, чтобы я мог увидеть дивные вещи в Твоем Законе» (Псалом 118:18). 
 
Не вополне сознавая этого, раввин Кон шел навстречу к окончательному выбору своей судьбы. Кризис был неизбежен, и он грянул во время праздника «Ханука». Это был сезон празднования Обновления, и по традиции он планировал выступить с проповедью относительно значения этого праздника. Он не собирался ссылаться в своей проповеди ни на свои сомнения относительно Талмуда, ни на последние открытия в пророчестве Даниила. Когда он поднялся говорить, некоторые самые глубокие мысли взыграли в нем, и он не смог удержаться. Эффект его слов на конгрегацию был чрезвычайным. Шепот перерос в громкий протест, и, прежде чем он смог развить свою мысль дальше, служба прервалась в шуме. Этот день вызвал ряд мелких преследований, которые лишили жизнь молодого раввина радости и сделали его службу невыносимой и невозможной. 
 
Новый Завет все еще был неизвестен раввину Кону, поэтому у него в мыслях не возникало посмотреть там осуществление пророческих предсказаний Ветхого Завета. В смятении души, размышляя об образе действий, он решил попросить совета у знакомого раввина, живущего в отдалении, человека, старше его на много лет, чью ученость и набожность и благочестие он высоко ценил. «Уверен, – подумал он, – моя проблема не нова. 
 
Другие, должно быть, ломали голову над ней и нашли какой-то удовлетворительный ответ, иначе как же они смогли продолжать изучать и преподавать Талмуд». И здесь вновь его надежды были обречены разбиться о землю. Когда Кон с трудом закончил изливать свою обеспокоенную душу, раввин, за чьей помощью он приехал так издалека, начал ругать его и выливать на него настоящий поток обвинений и брани. «Итак, ты отправился найти Мессию, раскрыть непостижимое? Ты едва вылупился из яйца и уже имеешь смелость ставить под сомнение аторитет Талмуда! Учения наших учителей недостаточно хороши для тебя? Ты рассуждаешь обо всем в мире, подобно отступнику за морем, о котором я прочел в Венской газете, который утверждает, что Мессия уже пришел. Лучше возвращайся на свое место и считай себя счастливым, что тебя еще не лишили его. И прими мое предупреждение, если ты еще будешь упорствовать в этих богохульных идеях, то в тот же день покончишь с раввинством в позоре и бесчестии. Вероятно, ты кончишь свою жизнь среди отступников в Америке». 
 
Разочарованный и подавленный, раввин Кон подал об отставке. Но, несмотря на полное унижение, новая мысль стала формироваться в его мозгу, и с ее помощью он, казалось, увидел проблеск новой надежды в далеком будущем. Америка! Земля свободы! Убежище для гонимых! Там он продолжит свои исследования. 
 
Март 1892 года застал раввина Кона в городе Нью-Йорке, где его тепло приветствовали соотечественники, многих из которых он знал лично. Раввин Клайн из Венгерской синагоги, который приехал раньше него в Америку, и к которому у него было рекомендательное письмо, принял его с большой добротой и даже предложил временное место службы в его синагоге, пока он дождется вызова в подходящую конгрегацию (общину). 
 
В субботу, вскоре после своего приезда, раввин Кон вышел на свою обычную послеобеденную прогулку. Как это уже вошло в его привычку, он начал рассуждать о Мессии. Но, находясь в глубоком раздумьи, когда он проходил мимо церкви, расположенной на одной из улиц гетто, его внимание привлекла запись, сделанная на иврите и гласящая «Встречи для евреев». Он с трудом мог понять странное сочетание: церковь с крестом и встречи для евреев! 
 
Пока он стоял, погруженный в мысли, один соотечественник тронул его за руку и сказал голосом, полным страха: «Равви Кон, лучше уходите отсюда». Раввин испугался, но чувство интереса навести справки пробудилось. Что там за церковь с древнееврейской надписью на ней? «В той церкви евреи-отступники, – сказали ему с затаенным дыханием, – и они учат, что Мессия уже приходил!» Могли ли это быть те люди, на которых ссылался раввин, которого он посетил до отъезда из Венгрии? Это стоило выяснить. 
 
Как только ему удалось избавиться от своего компаньона, и, уверившись, что за ним не следят, он быстро пошел обратно к церкви. Но едва он занес ногу за порог, как взгляд его заметил то, что заставило его повернуть. Выступающий на возвышении был с непокрытой головой, и там присутствовали люди. Как это было бы и для любого ортодоксального еврея, для раввина Кона это было крайнее святотатство. По дороге назад он подумал, что мог бы объяснить церковному старосте причину своего ухода и получить совет, что, если он не сможет остаться на службу, тем не менее он будет желанным гостем, если он захочет личной встречи со священником у него дома. 
 
В следующий понедельник, все еще находясь под впечатлением субботнего опыта, раввин Кон набрался смелости явиться по адресу священника. Впечатление, которое произвел на него благочестивый лик священника, мессианского еврея, и тот факт, что человек этот, подобно ему, подготовленный талмудист, и, в довершение ко всему, отпрыск известной семьи раввинов, очень скоро расположило его, и он почувствовал себя совершенно свободно. Прежде чем он осознал, что он делает, он поведал своему новому другу историю поиска Мессии. 
 
К концу беседы, заметив, что посетитель совершенно не знаком с сутью, священник передал ему экземпляр Нового Завета на иврите и предложил просмотреть его в свободное время. Получив книгу, могущую перевернуть всю его жизнь и служение, раввин Кон со страхом открыл её на первой странице. Глаза его прочли первые строки Евангелия от Матфея: «Родословие Иисуса Христа, Сына Давидова, Сына Авраамова». 
 
Чувства, которые пробудили в нем эти слова, не поддаются описанию. Ему казалось, что, наконец, он достиг цели своих долгих поисков. Все жертвы, которые он сделал, разлука с детьми и женой, дни, проведенные в мучительной молитве – все это для того, чтобы достичь результата и получить награду. Ответ на проблему, которую ни он и никто другой, с кем он консультировался, не могли решить, был найден в книге, и книга эта была у него в руках. Действительно, эта книга должна была прийти к нему по воле Небес. Бог, наконец, ответил на его многочисленные молитвы, и теперь он уверен: Он поможет ему найти Мессию. 
 
Покинув гостеприимного хозяина, равви Кон побежал как можно быстрее в свою комнату и, закрыв дверь, предался изучению заветной книги, своей жемчужины, доставшейся дорогой ценой. «Я начал читать в 11 часов утра, – писал он позднее, вспоминая события того знаменательного дня, – а кончил в час ночи. Я не мог понять всего содержания книги, но смог наконец увидеть, что имя Мессии было Иешуа, что Он родился в Вифлееме, в Иудее, что Он был в Иерусалиме и общался с моим народом, и что Он пришел именно в то время, предсказанное в пророчестве Даниила. Радость моя была безграничной». 
 
Но, сумей он заглянуть в будущее, равви Кон увидел бы другие дни – дни печали, ожидающие его. Узка и утомительна дорога веры в мире безверия. Первый грубый удар последовал на следующее утро, когда он попытался поделиться своим открытием с раввином Кляйном, который недавно предложил ему помочь найти паству. «Вы безумный мечтатель, – закричал раввин, услышав историю Кона, – Мессия, о котором вы говорите, не что иное, как Иисус у иноверцев. А что касается этой книги, – сказал он, вырывая Новый Завет из рук Кона, – образованный раввин, как вы не должен даже касаться, не то, что читать это мерзкое сочинение отступников. В нем причина всех наших страданий». С этими словами он бросил книгу на пол и начал топтать её ногами. 
 
Скрываясь от неожиданного приступа ярости, равви Кон снова почувствовал себя погруженным в бушующее море противоречивых мыслей и эмоций. «Возможно ли это, что Иешуа, Мессия, сын Давида, есть Иисус, которому поклоняются иноверцы? Чтобы поверить в это, нужно действительно совершить акт заурядного идолопоклонничества!» 
 
Дни, последовавшие за этим, были полны унылых мыслей и головной боли. Но постепенно он преуспел в освобождении себя от приступов отчаяния и начал по-новому изучать свою проблему в свете Священных Писаний. Когда он обратился к Божественному светильнику правды, он обнаружил свет. Пророческое видение страданий Мессии он начал постигать умом, читая и перечитывая 53-ю главу пророчества Исаии, но он все еще был далек от того, чтобы отыскать покой для души. Важными вопросами, стоящими перед ним, были: «Что, если Мессия и Иисус одно и то же лицо? Как я полюблю «ненавистного»? Как я смогу осквернить свои губы именем «Иисуса», последователи которого мучили и убивали моих братьев в течение многих поколений? Как я смогу примкнуть к обществу тех, кто так враждебен моим плоти и крови?» Это, действительно, были мучительные вопросы, способные лишить человека покоя. Но, в то же время, сверх этого бушующего шторма раздавался спокойный и тихий голос, звучащий в сердце и говорящий: «Если Он Мессия, предсказанный в Писаниях, тогда, конечно же, ты должен любить Его, и, что бы другие не делали Его именем, ты должен следовать за Ним». 
 
Все еще находясь между двух мнений, равви Кон решил поститься и молиться до тех пор, пока Господь не раскроет перед ним, что делать. Когда он начал свои молитвы, то держал в руках Ветхий Завет на иврите. Поглощенный полностью молитвой, он был напуган тем, что книга выпала из его рук на пол, и когда он склонился, чтобы поднять эту священную книгу, то увидел, что она раскрыта на третьей главе пророчества Малахии, которое начиналось словами: «Вот, Я посылаю Ангела Моего, и он приготовит путь предо Мною, и внезапно придет в храм Свой Господь, Которого вы ищете, и Ангел завета, Которого вы желаете; вот, Он идет, говорит Господь Сафаоф» (Малахия 3:1). Теперь все его естество было наэлектризовано вниманием, и каждое чувство восприятия было пробуждено. На какой-то момент он почувствовал, что Мессия стоял рядом с ним, указывая на слова «уже идет». Охваченный чувством благоговения, он упал вниз лицом, и изнутри полились самые сокровенные слова молитвы и поклонения. «Господь мой, мой Мессия Иешуа. Ты есть Тот, в Ком Израиль прославится, и Ты, конечно же, Тот, Кто приведет народ к Богу. С этого самого дня я буду служить Тебе, чего бы это ни стоило». И как бы ответом на его молитву поток света наполнил его разум, и к его невыразимому счастью, он не имел больше препятствий, чтобы любить Господа; он был уверен теперь, что обращался именно к Иисусу. В тот час он узнал, что стал новым творением в Мессии. 
 
Уже не совещаясь со своими соотечественниками, Кон начал провозглашать всем своим друзьям и знакомым, что отвергнутый Иисус был истинным Мессией Израиля, и что до тех пор, пока евреи не примут Его, они не смогут найти покоя у Господа.  
 
Первой реакцией у друзей была забавная снисходительность. «Равви Кон помешался, – говорили они, – из-за долгой разлуки с родными и любимыми». Но, когда его настойчивость и серьезность призыва привлекли их внимание, они заклеймили его изменником своего народа и начали отчаянно преследовать. Некоторые даже думали, что было бы благочестивым актом лишить его жизни. Таковы пути усердия из-за недостатка знания о Господе! Для раввина Кона теперь было только одно призвание в жизни – служить Господу, и, единственное, что стоило делать – убедить и других поверить в спасение Господа, в Иисуса, Мессию. И поэтому он начал устанавливать контакты с массами еврейской братии. 
 
Будучи человеком практическим, он посвятил себя не только проповедованию, но также удовлетворению многих потребностей, которые он обнаружил в жизни эмигрантов евреев, тысячи которых собрались в Нью-Йорке. Острая трагедия была в том, что с первой попытки служить своему народу от имени Мессии, он оказался в одиночестве. Так как работа его, как проповедника, не завоевывала популярности, еврейская община в целом смотрела на него враждебными глазами, а христиане также медлили оказать помощь. 
 
Прежде чем он вышел на дорогу своей миссии, драгоценности его жены – свидетельство бывшего богатства, должны были быть пожертвованы, чтобы обеспечить аренду скромного помещения. Затем последовали дни, когда кладовая маленькой семьи была пустой, и дети вынуждены были идти в школу, не наевшись досыта. Это были дни, способные разрывать сердца и сломить самые отважные души. Но Кон не сворачивал с пути, доверяя себе и веря в Господа, Который вывел его из тьмы на Свой чудный свет. 
 
Преследования были тягостными для чувствительной души молодого человека, но, если и были шрамы, нанесенные жестокими языками и руками, это известно только Богу. Кон никогда не жаловался, всегда был полон света и надежды. Для того, чтобы проиллюстрировать текст «Апостол не более велик, чем Бог» существует запись инцидента, который пережил доктор Кон много лет назад и поведал о нем близкому кругу друзей. 
 
«Однажды, – рассказывал он, – я отправился доставить Новый Завет в дом, где в нем нуждались. Но, когда я прибыл туда, здоровый мужчина напал на меня, сначала отдубасив своими кулаками, затем пинал меня ногами. Наконец, схватив меня за уши, и, держа голову, начал бить меня головой о твердый пол, постоянно произнося на иврите: «Уши, слушавшие Синай, что у нас не должно быть иных богов, и которые сейчас слушают христианских идолов, должны быть оторваны», и сопровождал каждое упоминание слов «оторваны» ужасным рывком». После этого случая Кон пришел домой весь окровавленный, с разбитым лицом, но это была кровь того, кто пострадал ради истины, и она стала семенем в великой работе. 
 
Д-р Леопольд Кон скончался 19 декабря 1937 года. Те, кто были знакомы с д-ром Коном, будут помнить его прежде всего за кротость и смирение его духа. Подобно Моисею, великому освободителю Израиля, д-р Кон «знал, что его лицо светилось, после разговора с Богом». В этом и заключается его величие. 
 

Раввин Берг

Доктор Арнольд Франк 
 
Я лично знал шесть раввинов, которые признали Иисуса Христа своим Спасителем, хоть это и значило для них потерю всего, чем они дорожили. 
 
Рабби Берг рассказал мне, как он нашел новую жизнь в Иисусе. Он внезапно заболел, и ему предстояло перенести операцию. Так как он был ортодоксальным иудеем, то был против того, чтобы его поместили в христианскую больницу, но хирург-иудей, которому он полностью доверял, должен был оперировать только в этом месте. 
 
Операция прошла успешно, но состояние здоровья раввина оставалось критическим. Умелая сиделка, ухаживавшая за ним, была ревностной христианкой и другом иудеев. Неделю его жизнь, казалось, висела на волоске. Его выздоровление продвигалось удовлетворительно в большей степени благодаря умению, доброте и терпению сиделки. Однажды, Берг заговорил с ней о религии. Это дало ей возможность попросить его объяснить ей Ветхозаветные мессианские пророчества. Она принесла ему свою Библию.  
 
Прежде он никогда не видел Ветхий и Новый Заветы, соединенные вместе. Он не знал ничего о Новом Завете и не хотел брать его; он также очень боялся, и у него не было желания изучать пророчества. Но, чувствуя себя в большом долгу перед сиделкой, он не хотел отказать ей в её просьбе. 
 
Через несколько дней он обратился к пророческим текстам и отрывкам, объясняя некоторые из них и утверждая, что другие ещё не исполнились. В очень тактичной форме сиделка попросила разрешения показать ему в Новом Завете, как исполнились пророчества в Иисусе из Назарета. Берг засомневался, но, не желая обидеть её, в конце концов уступил. У пророка Михея в главе 5, стих 2 она прочитала, что «Владыка Израиля» будет рождён в Вифлееме; затем она открыла Новый Завет и прочитала историю рождения Иисуса в Вифлееме. В 61 главе, стихи 1 и 2, пророка Исайи она показала раввину предназначение Мессии. Это пророчество было прочитано Господом Иисусом в синагоге в Назарете в день субботы, и Он относил его к Самому Себе, говоря: «Ныне исполнилось писание это, слышанное вами» (Лука 4:16-21). 
 
После этой беседы сиделка посоветовала рабби отдохнуть, но прежде чем уйти, она протянула ему Библию, в которой отметила несколько отрывков. Он пытался отдыхать, но его мозг был слишком напряжен. Он удивлялся знанию Библии его сиделкой, его изумило и привело в смятение то, что он услышал и прочитал. Предубеждения, сомнения и страхи надвинулись как тучи, пытаясь погасить тот свет, который затеплился в его душе под действием Духа Святого. Дрожащими руками он взял Библию и стал читать отмеченные главы Нового Завета. 
 
Казалось, он попал в новый мир, он стал восхищаться Христом. До сих пор он не желал видеть больничного капеллана, но теперь был рад его визитам. Они провели много сердечных бесед о Христе, и, однажды, рабби сказал: «Я верю, что Иисус Христос – Сын Божий». Членам своей конгрегации, которые пришли его проведать, он признался, что уверовал в то, что Иисус есть Мессия. Они все были шокированы и решили, что тяжёлая болезнь повлияла на его разум. Они были сильно опечалены, так как очень высоко его ценили. В конце концов, старейшины написали ему, что, хотя они и любят и чтят его как своего раввина, они приняли болезненное решение отказать ему в возможности посещать синагогу, так как он поверил, что Иисус – обещанный Мессия. 
 
После этого никто не посещал его, даже его жена и родные. Берг предвидел всё это, он знал, что все его друзья отвернутся от него. Временами казалось, что волна печали и грусти вот-вот захлестнёт его из-за того, что народ его не может видеть и не увидит славы Божьей в лице Иисуса Христа. От тосковал по тем, кого любил, по старым друзьям. Он чувствовал себя так, как будто бы мир стал пустыней. 
 
Но Христос был рядом с ним, как его Друг, его Утешитель, его Сила. Его печаль превращалась в радость, и он мог сказать вместе с Апостолом Павлом: «Но что для меня было преимуществом, то ради Христа я почёл тщетою» (Филиппийцам 3:7). В один прекрасный день он получил сюрприз. Его попросили перевести Библию на идиш. Это язык, на котором говорят большинство евреев в восточных странах. Когда работа была окончена, он принёс мне экземпляр Библии на идише. Тысячи экземпляров были распространены среди евреев Польши и России. 
 
Справедливыми остаются слова из Послания к Римлянам 11:5: «Так и в нынешнее время, по избранию благодати, сохранился остаток». 
 


Продолжение статьи: Раввин Чарльз Фрешман...

Прочтено: 518      
 



Комментарии
Здесь пока нет комментариев,
можете оставить свой

Ваше имя:
Ваш E-mail::
URL:
Комментарий:
смайлики:                                  
Секретный код: очень секретная картинка
Повторить код: